Диктатура необходимости


Как я понимаю, социализму чужды не товарно-денежные отношения, не действие через них закона стоимости, а искусственная попытка заменить планомерность, причем централизованную, «демократизмом» стихии, «заставить» действовать закон стоимости в каждой парикмахерской или зубопротезной мастерской. Ни «отмена» товарно-денежных отношений, ни торжество девиза «Все на продажу-куплю!», по-моему, не могут быть надежным ускорителем социально-экономического развития. В первом случае предпочтение было бы отдано господству централизма, во втором — стихии, которая чаще всего выдается за истинную демократию. И то, и другое пагубно одинаково. Ускорение, его успех заложены в ставшем уже классическим демократическом централизме.

Что же происходит у нас сейчас? Мы, подвергая справедливой анафеме волюнтаризм централизованного управления экономикой, да и другими процессами, видя в бюрократе чуть ли не основное социальное зло, вместе с тем предаем анафеме и централизм как таковой, противопоставляем ему демократию, которую понимаем как глас большинства, а следовательно, как истину в последней инстанции. Чуть ли не каждый день мы читаем в газетах, слушаем по телевизору: вот мол, если все будет делаться, как решат «низы», а не как закомандуют «верхи», то это и будет истинный социализм. Нет, это не будет социализм — это будет нечто плохо самоуправляющееся и саморегулирующееся и начнет здорово смахивать на восточный базар. Демократия без централизма — нонсенс. Если народ сказал: быть посему! — то это является его волеизъявлением, диктатурой необходимости. Но «быть посему» решается не в один присест, не простым голосованием. Это сложный процесс борьбы мнений, интересов, концепций. Необходимость, в том числе и экономическая, должна быть познана на самом высоком уровне, она должна быть усвоена, она должна стать близкой, единственной, прежде чем быть «декретированной» голосованием. Но если уж она «декретирована», то становится, должна становиться жесткой диктатурой: хочешь не хочешь, нравится не нравится — выполняй. Ты можешь, ты должен относиться к диктатуре той или иной необходимости как угодно критически, обсуждать ее, ниспровергать, но, пока она предписана большинством, ты ее обязан выполнять. Иначе у нас ничего не получится.

Я, к примеру, чрезвычайно высоко ценю перестройку именно за ее терпимость к самым полярным точкам зрения. Но если бы я располагал не только правом критиковать то, с чем я не согласен в перестройке, а и правом не подчиняться ее «декретированным» установлениям, то мне такая перестройка нисколько не импонировала бы. Диктатура необходимости — это стратегические целеполагания общества. Без жесткого централизма действий по достижению поставленных целей нам далеко не уйти. Мне, скажем, совсем непонятны ситуации, когда тот же «Уралмаш», ссылаясь на невыгодность значительной части госзаказа на 1988 год, смело отказывается от него, и Госплан СССР для него не указ. «Невыгодно» — это можно понять при переходе предприятия на самофинансирование. Но как тогда понять, что по соображениям «невыгодности» коллективной начнется целая цепь срывов поставок «Уралмаша» своим смежникам? Оказывается, целеполагание общества и целеполагание коллектива не совпадают, и уступает общество в лице множества других коллективов. Несправедливо? Еще бы! Но таковы «директивы» и их нужно выполнять, пока они не будут заменены другими.

Оставить комментарий

*

Реклама