Причины застоя в экономике


Итак, бесспорно, что материальные стимулы доперестроечного периода не только не срабатывали, но были крайне гипертрофированы в угоду тем, кто их изобретал. Нужна была альтернатива. Нужна срочно — так дальше жить и работать мы не могли. И она тут же отыскалась в усилении коллективной и личной материальной заинтересованности в конечных результатах труда через хозрасчет, самоокупаемость, самофинансирование и самоуправление. Альтернатива не новая: в несколько усеченном варианте она была на всю страну провозглашена еще в сентябре 1965 года, а затем так или иначе претворялась в жизнь. Ей не откажешь в стройной логике, если вернуться к тезису о «хозяине», вернуться к приватизации земли. Но тезис о «хозяине» побудил нас идти не оглядываясь куда как дальше, чем в 1965 году. «Хозяину» нужен рынок, а не только земля — и не условный, не куцый, не опосредованный государством, а всамделишный. «Рыночный социализм», который мы еще храбро критиковали в период застоя, стал реальностью.

Без лукавства, так без лукавства: я всегда считал, что прибыль предприятия, которая ныне является главным столпом перестройки экономики, никогда, ни при каких условиях (исключая коллективную форму собственности), ни в какой своей части не может принадлежать коллективу, т.е нужна приватизация земли под домом. Право на прибыль имеет лишь собственник средств производства, а коллектив — не собственник, собственник — общество, все мы. Чтобы читатель не заподозрил в таком утверждении сиюминутный экспромт, «сознаюсь», что в 1965 году, когда на партийном собрании шла речь о новой системе планирования и экономического стимулирования, я вполне определенно высказался на сей счет. Тогда на меня смотрели как на ненормального. Может, пришлепнули бы какой-нибудь ярлык, обвинили бы в «аполитизме», а то и в чем-нибудь пострашнее, но не с руки было: как-никак недавно избрали первым секретарем райкома комсомола, членом бюро райкома партии. Вскоре моя «оппозиционность» была за другими делами забыта. Но я ничего не забыл. Вот уже двадцать три года я пытаюсь сам себя опровергнуть. Не получается. Получается что-то иное: я все больше и больше убеждаю себя, что одной из причин застоя в экономике и послужила «куцая» реформа 1965 года. Но именно в силу того, что она был «куцей», она и не привела к более тяжелым последствиям. Сейчас же мы утверждаем другое: застой — следствие нерешительности в осуществлении и развитии реформы 1965 года, активный рынок поставит все на свои места, заинтересованность теперь будет не мнимой, а реальной, более того — лишь теперь вступит наконец-то в силу социалистический принцип распределения по труду.

Объясните мне, невежде, как же все это произойдет?

Распределение через стихию рынка по труду? Это при социализме-то? При господстве общественных форм собственности? При вклинивании в них различных форм частной (не боюсь этого выражения) собственности? При возрождении многоукладности экономики? При таком же многоукладном рынке? Как все это произойдет через год, два, десять? Каковы перспективы?

Оставить комментарий

*

Реклама