Социалистическая экономика


Я не знаю, зачем говорят о конкуренции. Я не знаю, зачем к ней вообще прибегать в условиях плановой экономики. Я не знаю, зачем нам надо испытывать на себе силы слепого действия экономических законов, к тому же законов давно познанных? Я знаю лишь, что познанный экономический закон да плюс общественная собственность, да плюс планомерное, в соответствии с познанными законами, развитие экономики — это и есть социалистическая экономика. По-другому не бывает. Закон преимущественного роста темпов развития группы А — это не выдумка, не умозрительный постулат. Обыденные представления, так называемый здравый смысл обычно подсказывают нам: чтоб было больше штанов, кофточек, косметики и макаронов, нужно максимально увеличить капвложения в группу, производящую предметы потребления. Если по Т. И. Ойзерману, то капвложения такого рода приведут к увеличению в группе Б доли живого труда, к увеличению общественного богатства. Но тогда мы недовложим ресурсы в группу А. И будет это означать, что группа Б, получив благодаря дополнительным капвложениям некий импульс, действительно на первых порах произведет больше модных штанов, но уже завтра она, лишившись соответствующей «поддержки» группы А, потеряет способность к саморазвитию, пойдет экстенсивным путем, цены на товары резко подскочат, сбыта их не будет и т. д. и. т. п. А в общем и целом нам, конечно, от группы Б смешно ждать массы общественного богатства в стоимостном выражении, в коем будут преобладать затраты на живой труд, а не массы конкретных товаров потребления. Чем больше капвложения в группу А, чем выше их темпы, тем относительно меньше затраты на живой труд в группе Б, тем меньше в ней производится новой стоимости. Это действительно так. Но тогда новая стоимость, даже при своем относительном сокращении, обернется такой разнообразной товарной массой, что ее с лихвой хватит на всех. Более того, единица любого товара, будь то деловой костюм или перевозки в южно-сахалинск, получит четко выраженную тенденцию к снижению своей цены, а значит, вся товарная масса не просто может быть произведена с минимальными затратами живого труда, но и прийдет в соответствие со спросом.

Если проще, то можно задаться вопросом: что нам, живущим при социализме, важнее — удовлетворение от обладания конкретными, жизненно важными потребительскими товарами или же удовлетворение от высокого стоимостного показателя? Ответ сразу же напрашивается сам собой: нам нужны товары, а не стоимости. Но, подумав, мы все же добавляем: одного без другого не бывает. Верно, не бывает. Но цель социалистического производства — производить потребительные стоимости, а не стоимости. Каждому из нас нужны конкретные штаны, а не абстрактные понятия. Причем штаны, стоящие дешево и отвечающие нашим вкусам, наличным эстетическим потребностям. Дорога же к дешевым и нравящимся нам штанам начинается только там, в группе А — в мартеновских печах и в цехах, где строят турбины для АЭС. Швейный кооператив вам таких штанов не даст. Даст другие, что видит око да зуб неймет. Швейному кооперативу плевать на ваши потребительские вкусы и нужды. Его цель — не потребительные стоимости производить, а стоимость. И сообразуется он с вашими вкусами лишь постольку, поскольку это диктуется интересами его прибыли. Он, кажется, производит уже столько, что весь рынок завален ширпотребом. Он приноравливается, что он денно и нощно печется о наших нуждах. Он нередко терпит поражение, переносит трагедии, нередко выигрывает, получает куш, какой простому смертному и не снился… Обычные истории, когда цель нашего производства — получение потребительных стоимостей — подменяется средством — то есть добыванием стоимости, часть которой можно на какое-то время прибрать к рукам. В любых своих вариациях дисгармония цели и средства никогда еще не торжествовала.

Оставить комментарий

*

Реклама